Kategoriarkiv: По-русски

Крым наш

Polski Svenska Esperanto

В конце сентября 2014 года я посетил Крым, чтобы взять интервью у сторонников и противников аннексии. Все они желали порядка и нормально функционирующего общества – вместо хаоса и коррупции. Однако они предпочитали разные решения.

Те, кто хотел, чтобы Крым остался частью Украины, охотно говорили о демократии и правах человека. Функционирующее правовое государство, построенное по западной модели, и общее сближение с Европой – вот было их видение пути вперёд. Но многие из них уже замолчали. Другие покинули оккупированный полуостров и переехали в Киев, чтобы иметь возможность говорить свободно, чтобы развивать то, во что они верят. Для них российская власть в Крыму – продолжение советского режима подавления, неприятное эхо прошлого.

Те же, кто хотел принадлежать России, охотно говорили о русском языке, который, согласно их мнению, ущемлялся на Украине. Подавляющее большинство из них, разумеется, надеялись, что российская аннексия приведёт к более высоким зарплатам и уровню жизни. Но с не меньшей готовностью многие говорили о старых добрых временах. Многие сторонники аннексии вспоминали Сталина как хорошего руководителя. Но Сталин, разумеется, не был столь же безупречен, как Путин, пояснил один из них.

Fortsätt läsa Крым наш

Книга года в Финляндии

På svenska Suomeksi Esperante English

Книга, которую написал Книйвиля, однозначно принадлежит к отборным произведениям своего жанра. Она хорошо написана и даёт ответы тем, кто способен без предвзятости воспринять тот факт, что одни и те же вещи можно трактовать и по-другому, и при этом не считаться морально и интеллектуально неразвитым человеком.
Тимо Вихавайнен, журнал Kanava 7/2014

На Западе Владимир Путин не популярен. Он задушил российскую демократию в её колыбели и уничтожил независимые средства массовой информации. Однако у Рената и Галины в маленьком городе Шумерля, в шестистах километрах к востоку от Москвы, жизнь стала лучше. Они голосовали за Путина и намерены сделать это ещё раз. Они принадлежат к молчаливому российскому большинству, чей голос редко слышен в западных СМИ. Давно пора.

Книга ”Люди Путина” летом 2014 вышла на шведском и финском языках, а также на языке эсперанто. В октябре финская версия книги была удостоена престижной премии Kanava, как книга года в области научно-популярной литературы.

Это не книга про Владимира Путина – таких уже много. Несмотря на то, что говорит Дмитрий Киселев в своей программе, речь также однозначно не идет о попытке оправдать то, что Владимир Путин сделал с Россией. Скорее это попытка понять. Я дал обычным россиянам самим возможность объяснить, почему столь многим из них действительно нравится этот бывший КГБшник, который в своём первом телевизионном выступлении в качестве исполняющего обязанности президента 31-го декабря 1999 года пообещал защитить достижения демократии и свободы слова в России, но потом сделал прямо противоположное.

Путешествие, которое я совершил по пяти российским городам в сентябре 2013 года, было одновременно радостным и удручающим. Радостным, так как я встретил множество приятных людей, которые рассказали о своей жизни до и после распада СССР. Радостным, так как многие вещи изменились к лучшему, даже в материальном плане, но прежде всего в духовном: сегодня мир более открыт, путешествия за границу стали обыденностью для молодых россиян, а тот, кто хочет, может найти в сети самую разную нецензурованную информацию о власть имущих.

Однако путешествие было также удручающим, так как многие вещи так и не поменялись. Так как слово ”демократия”, кажется, утратило своё значение для большинства. Так как те, кто хочет перейти от слов к действиям и работе по изменению политической ситуации, встречают сопротивление со стороны всей государственной власти. И, прежде всего, так как молчаливое большинство, похоже, совершенно убеждено в том, что оно не может повлиять на то, что происходит в России.

В Нижнем Новгороде я спросил 55-летнего сварщика Юрия, не было ли у россиян больше свободы во времена Ельцина. Он, похоже, считает это смешным вопросом:

Ой.. Вот вам простой пример. У алкоголиков дети гуляют совершенно свободно как хотят. А у родителей, которые хорошо воспитывают детей, у этих детей свободы мало. Вот один родитель Ельцин, а другой – Путин. Я разве не прав? О какой свободе мы говорим? Каждый человек по своему понимает. Опять же, Путин никому не даёт воровать, а тот, кто свободно воровал при Ельцине, естественно, теперь недоволен. Его ограничили в своей свободе.

В столице Чувашии, Чебоксарах, я говорил с воспитательницей детского сада Ириной, которая считает, что жизнь стала намного лучше за время правления Путина. Ей очень нравится президент, и она хочет, чтобы он оставался на своей должности ещё долго:

Мы видим своими глазами, как всё приходит в норму. Вот в годы перестройки было такое чувство внутреннее, когда у тебя почву как бы из-под ног выбили, все во что ты верил, и вдруг… И как дальше жить, что дальше? Было очень сложно внутри, вот. Потому что мы на таких идеалах были воспитанны возвышенных, это все как-то не то… А сейчас все правильно.

Я ожидал, что встречу сторонников Владимира Путина, и я действительно встретил таких. Однако я встретил намного больше тех, кому вообще нет никакого дела до всего этого, лишь бы они получали свою зарплату, и никто не вмешивался в их дела. Вот что сказал 38-летний Михаил, которого я встретил в Нижнем Новгороде:

У меня – своя собственная страна: я сам и моя семья. Пока политики дают нам жить спокойно, я не особо интересуюсь тем, что они делают.

Он не голосовал за Путина на президентских выборах. Он вообще не голосовал. Благодаря ему Путин может спокойно сидеть на своём троне. Пока не исчерпаны нефтяные доходы.

Ссылки по теме

Кто я такой?

Moskva, metro Smolenskaja_640Для чего нужна эта страница? И тем более, зачем еще и по-русски? Ну, просто так получилось, что я любитель русского языка, и кроме того я заметил, что ежедневно несколько человек посещает русскую версию моей страницы о том, как можно смотреть русское телевидение в Швеции.

В России я долгое время бывал крайне редко, но дети растут, и с 2001-го года мне уже удалось посетить Санкт-Петербург, Москву, Иваново и Калининград, а также Минск и еще несколько городов Беларуси. Из России (и Беларуси) я всегда возвращаюсь с слишком большым количеством книг, кассет и дисков. (С тех пор как я установил антенну для приема спутникового ТВ, я меньше стал покупать видеокассеты.)

Родился я аж в 1965-ом году в городе Йоэнсу (Joensuu), в финской Карелии. Эта губерния соседняя с российской Карелией, но на финской стороне, естественно, по-русски никто не говорит. Сам я изучал русский язык сначала в школе, потом в разных университетах. По-настоящему говорить по-русски я научился в Ленинграде, когда провел полгода на стажировке в ЛГУ и жил в общежитии на улице Кораблестроителей. Славное было время… (Правда, горячую воду иногда отключали.) Было это в 1989-1990-ом. Здесь несколько исторических фотографий.

В 1991-1992-ом я работал в Москве корреспондентом финской левой газеты ”Кансан Уутисет”, в 1994-1996 работал корреспондентом той же газеты в финском городе Вааса (Vaasa). Остальное время с 1987-го года живу в Швеции, в городе Лунд (Lund). Это исключительно вина моей жены Марии, шведки, уроженки этого города.

В городе Лунд родилась не только Мария, но и наша дочь Альва (в 1998-ом году). Наш сын Вилле родился в 1995-ом году в Финляндии. С детьми я говорю по-фински, а Мария по-шведски. Друг с другом я и Мария всегда говорили на языке эсперанто, но Вилле и Альва не знают этого языка, и по-этому мы последние годы стали говорить каждый на своем языке, когда дети участвуют в разговоре.

Мы живем в небольшом доме в северной части города Лунд. Я работаю журналистом в самой крупной газете юга Швеции, Sydsvenska Dagbladet, а Мария работает библиотекарем. Я также инодга занимаюсь проектами связанными с развитием журналистики в странах бывшего СССР.