Улица Тани

Svenska Suomeksi Esperanto

Улица Тани на Васильевском острове в Санкт-Петербурге протянулась едва ли на полтора километра, но здесь можно столкнуться со всей историей СССР и постсоветской России. Целое столетие, богатое на обычных людей с необычными судьбами.

Корина Клодт жила здесь весной 1938-го года, когда ей было лишь три года. Посреди ночи она проснулась от того, что незнакомцы в тёмных одеждах выводят её родителей. Она их больше никогда не видела, а сама выросла на советском Дальнем Востоке.

Наталье Соболевой было одиннадцать лет, когда началась блокада Ленинграда. Её отец умер от истощения, её мать почти ослепла от голода. Сама Наталья много раз становилась свидетельницей того, как люди на улицах падали замертво. Но ей удалось выжить, после войны она принимала участие в строительстве ленинградского метрополитена.

Таня Савичева не выжила. Девочка, ставшая известной благодаря своему дневнику (в котором она записывала даты смерти членов своей семьи, умерших один за другим), была соседкой и одноклассницей Натальи. Сейчас на доме, где она жила и где её родители до революции держали небольшую пекарню, имеется мемориальная доска.

В квартире Тани сейчас проживает Александр Уралов. Он вырос здесь и хорошо помнит, как люди во время войны в Корее толпились вокруг больших щитов, на которых вывешивались ежедневные газеты. Тогда ему было около десяти лет. Потом он стал одним из первых жителей улицы, которым удалось приобрести заграничный автомобиль.

Лусинэ Арутюнова училась в школе, которую посещала и Таня, а сейчас она работает здесь учительницей. Для неё советская эпоха представляет собой лишь несколько детских воспоминаний. Но и после распада СССР её семья долго жила в очень маленькой коммунальной квартире с двумя другими семьями, совсем рядом со школой.

Вот несколько из лиц, встречающихся в рассказе, который простирается от 1917-го (года двух революций) до первого мая 2017 года. Настоящая история про улицу Тани.


«Улица Тани» – моя четвёртая книга, следующая за «Люди Путина» (2014-й год, премия Kanava в области научно-популярной литературы), «Крым наш» (2015) и «Потомки империи» (2016, номинирована на Большую журналистскую премию Финляндии).

Книга уже вышла на финском и шведском языках, и также на языке эсперанто. Ниже представлены фотографии некоторых из действующих лиц и записи коротких диалогов с ними.



Галина Бархударова



Автандил Микава


 Корина Клодт



Лусинэ Арутюнова



Наталья Соболева


 Александр Уралов


Хотите увидеть еще фотографии с улицы Тани? Посмотрите здесь.

Крым наш

Polski Svenska Esperanto

В конце сентября 2014 года я посетил Крым, чтобы взять интервью у сторонников и противников аннексии. Все они желали порядка и нормально функционирующего общества – вместо хаоса и коррупции. Однако они предпочитали разные решения.

Те, кто хотел, чтобы Крым остался частью Украины, охотно говорили о демократии и правах человека. Функционирующее правовое государство, построенное по западной модели, и общее сближение с Европой – вот было их видение пути вперёд. Но многие из них уже замолчали. Другие покинули оккупированный полуостров и переехали в Киев, чтобы иметь возможность говорить свободно, чтобы развивать то, во что они верят. Для них российская власть в Крыму – продолжение советского режима подавления, неприятное эхо прошлого.

Те же, кто хотел принадлежать России, охотно говорили о русском языке, который, согласно их мнению, ущемлялся на Украине. Подавляющее большинство из них, разумеется, надеялись, что российская аннексия приведёт к более высоким зарплатам и уровню жизни. Но с не меньшей готовностью многие говорили о старых добрых временах. Многие сторонники аннексии вспоминали Сталина как хорошего руководителя. Но Сталин, разумеется, не был столь же безупречен, как Путин, пояснил один из них.

Läs mer

Книга года в Финляндии

På svenska Suomeksi Esperante English

Книга, которую написал Книйвиля, однозначно принадлежит к отборным произведениям своего жанра. Она хорошо написана и даёт ответы тем, кто способен без предвзятости воспринять тот факт, что одни и те же вещи можно трактовать и по-другому, и при этом не считаться морально и интеллектуально неразвитым человеком.
Тимо Вихавайнен, журнал Kanava 7/2014

На Западе Владимир Путин не популярен. Он задушил российскую демократию в её колыбели и уничтожил независимые средства массовой информации. Однако у Рената и Галины в маленьком городе Шумерля, в шестистах километрах к востоку от Москвы, жизнь стала лучше. Они голосовали за Путина и намерены сделать это ещё раз. Они принадлежат к молчаливому российскому большинству, чей голос редко слышен в западных СМИ. Давно пора.

Книга ”Люди Путина” летом 2014 вышла на шведском и финском языках, а также на языке эсперанто. В октябре финская версия книги была удостоена престижной премии Kanava, как книга года в области научно-популярной литературы.

Это не книга про Владимира Путина – таких уже много. Несмотря на то, что говорит Дмитрий Киселев в своей программе, речь также однозначно не идет о попытке оправдать то, что Владимир Путин сделал с Россией. Скорее это попытка понять. Я дал обычным россиянам самим возможность объяснить, почему столь многим из них действительно нравится этот бывший КГБшник, который в своём первом телевизионном выступлении в качестве исполняющего обязанности президента 31-го декабря 1999 года пообещал защитить достижения демократии и свободы слова в России, но потом сделал прямо противоположное.

Путешествие, которое я совершил по пяти российским городам в сентябре 2013 года, было одновременно радостным и удручающим. Радостным, так как я встретил множество приятных людей, которые рассказали о своей жизни до и после распада СССР. Радостным, так как многие вещи изменились к лучшему, даже в материальном плане, но прежде всего в духовном: сегодня мир более открыт, путешествия за границу стали обыденностью для молодых россиян, а тот, кто хочет, может найти в сети самую разную нецензурованную информацию о власть имущих.

Однако путешествие было также удручающим, так как многие вещи так и не поменялись. Так как слово ”демократия”, кажется, утратило своё значение для большинства. Так как те, кто хочет перейти от слов к действиям и работе по изменению политической ситуации, встречают сопротивление со стороны всей государственной власти. И, прежде всего, так как молчаливое большинство, похоже, совершенно убеждено в том, что оно не может повлиять на то, что происходит в России.

В Нижнем Новгороде я спросил 55-летнего сварщика Юрия, не было ли у россиян больше свободы во времена Ельцина. Он, похоже, считает это смешным вопросом:

Ой.. Вот вам простой пример. У алкоголиков дети гуляют совершенно свободно как хотят. А у родителей, которые хорошо воспитывают детей, у этих детей свободы мало. Вот один родитель Ельцин, а другой – Путин. Я разве не прав? О какой свободе мы говорим? Каждый человек по своему понимает. Опять же, Путин никому не даёт воровать, а тот, кто свободно воровал при Ельцине, естественно, теперь недоволен. Его ограничили в своей свободе.

В столице Чувашии, Чебоксарах, я говорил с воспитательницей детского сада Ириной, которая считает, что жизнь стала намного лучше за время правления Путина. Ей очень нравится президент, и она хочет, чтобы он оставался на своей должности ещё долго:

Мы видим своими глазами, как всё приходит в норму. Вот в годы перестройки было такое чувство внутреннее, когда у тебя почву как бы из-под ног выбили, все во что ты верил, и вдруг… И как дальше жить, что дальше? Было очень сложно внутри, вот. Потому что мы на таких идеалах были воспитанны возвышенных, это все как-то не то… А сейчас все правильно.

Я ожидал, что встречу сторонников Владимира Путина, и я действительно встретил таких. Однако я встретил намного больше тех, кому вообще нет никакого дела до всего этого, лишь бы они получали свою зарплату, и никто не вмешивался в их дела. Вот что сказал 38-летний Михаил, которого я встретил в Нижнем Новгороде:

У меня – своя собственная страна: я сам и моя семья. Пока политики дают нам жить спокойно, я не особо интересуюсь тем, что они делают.

Он не голосовал за Путина на президентских выборах. Он вообще не голосовал. Благодаря ему Путин может спокойно сидеть на своём троне. Пока не исчерпаны нефтяные доходы.

Ссылки по теме

Кто я такой?

Svenska Suomeksi Esperanto English Українська

Я родился в 1965 году в городе Йоэнсуу на востоке Финляндии. В университете Лунда (Швеция) я специализировался по исследованиям Восточной Европы, истории и русскому языку, степень бакалавра гуманитарных наук получил в 1991 году. Я также изучал русский язык в Ленинградском государственном университете в 1989-90 годах.

В 1991-92 годах я работал московским корреспондентом ежедневной левой финской газеты Kansan Uutiset. С 1997 года я работаю в газете Sydsvenska Dagbladet в Мальмё, самой крупной ежедневной газете юга Швеции, где в 2011-2013 годах я был редактором зарубежных новостей.

Я веду Glasnost.se, лучший блог Швеции по темам России и бывшего Советского Союза (согласно ежедневной стокгольмской газете Svenska Dagbladet).

Моя первая книга, Люди Путина, вышла в 2014 году одновременно на трёх языках: шведском, финском и эсперанто. Книга получила восторженные отзывы, а её финское издание удостоилось престижной премии Kanava в области научно-популярной литературы за 2014 год.

Моя вторая книга, Крым наш, вышла одновременно на трёх языках в марте 2015 года к годовщине аннексии Крыма.

Моя третья книга, Потомки империи, посвящённая русскоязычным жителям Прибалтики, вышла на тех же языках в 2016 году и была номинирована на Большую журналистскую премию Финляндии.

Моя четвёртая книга, Улица Тани, выходит на трёх языках в октябре 2017 года к столетней годовщине Октябрьской революции. Книга рассказывает необычные истории обычных людей с одной улицы Санкт-Петербурга, пытающихся вести повседневную жизнь на протяжении минувшего века, 1917–2017.